">
03 августа 2020, понедельник
Областные новости
03.08.2020
До конца приема заявлений на субсидию для проведения мероприятий по профилактике новой коронавирусной инфекции осталось 2 недели.

Яндекс.Погода

Праздники России

Яндекс.Метрика

Нет наркотикам

Земляки

29.06.2020

В Васильевке в память о воинах открыли мемориал

вас

Евгения Дмитриевича Безбородова всегда тянуло в родовое гнездо, где родился, рос на парном молоке, мужал и матерел. «Клочок земли, припавший к трем березам» под названием Васильевка стал его плотью и кровью.

Ему жалко тех, кому незнакомо чувство любви и благодарности к малой родине, потому что, отрывая родовую пуповину, человек становится космополитом: любит все и в то же время не любит никого и ничего.

Некогда большая и многолюдная Васильевка из перестроечных реформ вышла изрядно потрепанной. Совхоз имени Энгельса, славящийся когда-то своими достижениями, растащили, как теперь говорят, на сувениры. Не осталось от хозяйства ни коров, ни дворов. Местные от «прихватизации» богаче не стали. Бизнесмены из Поднебесной, подрядившиеся показать сиволапым мужикам, как сотки простые сделать золотыми, так и не поняли загадочной русской души…

Захирело село, и в 90-е годы лишилось главного атрибута власти на своей территории – сельсовета. Администрация вместе со штатом управленцев обосновалась в Богословке, где жизнь бьет ключом. А у жителей Васильевки на повестке дня до последнего времени стояли две главных проблемы – дороги (кочки и рытвины на въезде в село считаешь печенкой») и вода. Молодежь в поисках работы уезжает в Пензу, снимает там жилье, а потом оседает в городе окончательно.

Евгений Дмитриевич давно уже по прописке городской житель. Занимая ответственные должности в научно-исследовательском институте «Контрольприбор» - заведующего отделом, главного инженера, генерального директора, имея вес в обществе, мог позволить себе отдых на лучших курортах мира, а он даже на Черное море выезжал всего дважды. Душа звала в Васильевку: весной – послушать соловья, летом – посчитать с кукушкой прожитые годы, осенью – сорвать с ветки ароматные антоновские яблоки.

Вставай, страна огромная!

…Женьку разбудили голоса. Подслеповатое оконце их хибарки на улице Гавриловке было занавешено, словно плотной кисеей, октябрьскими сумерками. Мать и отец, стараясь не шуметь, собирали харчи. В доме топилась печь, блики огня отражались на занавеске, которой была перегорожена изба, на лицах родителей, то высветляя их, то погружая в темноту. «Отец завязал по углам две картофелины, сунул в мешок краюху хлеба, еще чего-то, может, кисет с табаком, обнял мамку и вышел во двор, - вспоминает Евгений Дмитриевич. – Мы прильнули к стеклу. - Во дворе стояла запряженная лошадь, толпился народ. Отец бросил в телегу свои пожитки, о чем-то поговорил с мужиками, и они пошли в направлении Терновки, в военкомат. Таким я отца и запомнил: среднего роста, широкоплечим, безбородым, как и подобает фамилии. А вот моему брату, родившемуся накануне войны, даже такой малой радости узнать не довелось…»

В 1943-ем Безбородовым сообщили, что Дмитрий Иванович пропал без вести и в списках воинских частей больше не значится. Но семье было суждено узнать о судьбе отца и мужа раньше, чем отгремели взрывы снарядов и в логове фашистов был подписан акт о капитуляции. Из госпиталя вернулся Дмитрий Петрович Поляков. Изувеченный войной – взрывом ему оторвало правую руку и несколько пальцев на левой кисти – он первым делом направился к вдове своего боевого товарища. С замиранием сердца слушали Мария Никитична и сыновья его рассказ. Оказалось, что земляки служили в 11–ой штурмовой инженерно-саперной бригаде, и каждый день ходили по лезвию бритвы. Украинская земля была щедро полита солдатской кровушкой и начинена свинцом. Однажды, возвращаясь с задания, один из таких «подарочков» от фрицев принял на грудь сапер Безбородов под Ленино ( ныне Донецкая область).

Бери шинель, пошли домой!

Среди 27 миллионов погибших на фронтах Великой Отечественной войны васильевский урон – 283 человека – песчинка в море, но без этой малости не случилось бы и нашей Победы. Путь от родного порога до могил - с крестом на одиноком холмике или братской, прямо в окопе, - был у каждого свой. Дмитрий Иванович Безбородов прошагал по нему более шестисот дней…

- Мы в большом долгу перед ветеранами. - Ирина Николаевна Черняева, воспитатель группы кратковременного пребывания детей в сельской школе и по совместительству староста храма в честь иконы Пресвятой Богородицы «Неупиваемая чаша», места себе не находила. – Как-то жили-не тужили долгое время. А в селе даже памятника воинам не было. Фронтовики на 9 Мая приходили, не сговариваясь, к роднику, вспоминали свои военные походы, однополчан. Ребятня всегда в кустах рядом крутилась, впитывала как губка эти рассказы. Фронтовые сто грамм развязывали мужикам языки, на суровых лицах появлялись светлые дорожки слез… Когда такое еще увидишь и услышишь?

В списках по Васильевскому сельсовету за 1990 год значилось 53 участника войны. Никого в живых из них уже не осталось, и я жалею о том, что мы не спохватились раньше, не расспросили, не записали рассказы из первых уст. Мы могли бы гордиться нашими ветеранами, как гордимся Героем Советского Союза полковником Николаем Матвеевичем Бубновым, погибшим под Курском в 1943 году. Памятная доска и бюст в его честь есть в нашей школе. Пришло время отдавать долги. В инициативную группу вошли заведующая филиалом ДЦ Наталья Читашвили, соцработник Ольга Рытькова, заведующий филиалом Васильевской школы Алексей Сидоркин, студент колледжа Егор Андреев. Среди самых деятельных помощников я могу назвать Читашвили Андрея, Черняева Якова, Кузнецова Александра, Батанова Станислава, Волкова Игоря.

Разговор с Ириной Николаевной состоялся в марте, потом женщина неожиданно пропала из эфира, и я подумала: что-то не складывается, ведь дело серьезное, требует ответственных решений. А тут как снег на голову «китайский синдром»: все закрылись от коронавируса в четырех стенах, ограничив общение с односельчанами. Видно, не судьба в этот раз, отложили до лучших времен? Но васильевцы оказались людьми упертыми, и планов своих менять не стали.

Сын за отца

- Однажды соседка спросила меня, не хочу ли я поучаствовать в одном богоугодном деле. Я вообще-то по жизни старый партиец и вроде не по этой части. Спрашиваю, в каком? Да мы решили памятник нашим воинам поставить, инициативная группа деньги собирает. Нет, говорю, ко мне не приходили. А тут и гости на пороге. Разговор у нас получился интересный, - рассказывает Евгений Дмитриевич, - и, откровенно говоря, я запал! Нет у моего отца могилы, так пусть хоть в списках погибших с той войны вернется домой. Первый эскиз памятника не понравился мне, второй не одобрили члены инициативной группы. Сошлись на третьем варианте, я нашел исполнителей нашего замысла и соответственно оплатил их работу. На первой плите -коленопреклоненный солдат и слова «Вечная слава», на пяти других - фамилии воинов- земляков, по центру - опустивший меч воин с девочкой на руках. Образ знакомый и родной. У него простое русское лицо, в котором каждый (!) увидит черты своего героя.

Когда говорят, лиха беда – начало, многие даже не представляют, сколько у этого начала может быть концов. Если с деньгами все было более-менее понятно: жители давали, сколько было по силам, то выбор места под будущий мемориал поначалу одобрили не все. Старожилам хотелось увидеть памятник в парке, там, где «из бронзы Ленин»: он напоминает о былом величии и процветании села. Раньше здесь был клуб, танцплощадка, контора рядом. И можно было бы согласиться с их доводами, но Ирина Черняева понимала, сделай так, они увязнут в больших проблемах. Парк зарос и одичал, со старых тополей в непогоду с шумом и треском падают сучья и ветки, от дорожек остались лишь извилистые тропки, а от памятника вождю мирового пролетариата - полуразрушенный постамент, щедро засыпанный осколками битой тары.

Мемориал решили установить на лобном месте, рядом с православной святыней. Для начала расчистили пустырь. Кто внес денежную лепту, кто помог транспортом, кто приблизил торжественный момент личным участием. Общее дело жителей Васильевки объединило и сплотило. Старались успеть к знаменательной дате – 75-летию Победы вернуть свой долг участникам войны, не дожившим до этого светлого дня, не получившим на склоне лет новые благоустроенные квартиры, не почувствовавшим почестей и не ощутившим льгот, которыми осыпало ветеранов правительство.

- Мы росли без отца, мама трудилась за двоих: уходила на ферму затемно и возвращалась тоже по- темному. Вот на фото, видите, – медалей у нее полна грудь. С ВДНХ как победителю социалистического соревнования прислали ей однажды швейную машинку. Себе во всем отказывала, а для нас с братом ничего не жалела – патефон и первый велосипед в деревне появился у нас. А замуж она больше не вышла, вдовью долю несла с честью.

Мы с братом всегда на нее равнялись. Я с 13 лет в подпасках, а когда подтянулся, взяли в кузню молотобойцем. – Листая семейные альбомы, Евгений Дмитриевич комментирует «персонажей» на фотографиях. Бравый парень спортивного вида на снимке 60-летней давности демонстрирует накачанные мускулы. Безбородов смеется. – Это не спортзал, а трудотерапия. В той самой кузнице со мной произошел забавный случай, я, наверно, уже в 10-й класс перешел и, как всегда, на лето устроился помощником кузнеца. А к нам как раз привезли новую наковальню. Тяжеленная такая штуковина. Ребята решили посвятить меня в настоящие кузнецы. Это происходило так: расстелили на полу фартук, я лег на него, они вчетвером подняли наковальню и опустили мне на грудь. В глазах у меня потемнело, и кости затрещали… 1 сентября я пришел в школу прямой и стройный, как молодой дубок. От сколиоза и сутулости не осталось и следа. Все, что идет из детства, никогда не забудется.

Безбородов построил на родительской усадьбе большой и просторный дом, сюда с удовольствием приезжают дочери и внучка-школьница. Пока работал, в родных пенатах проводил три дня в неделю – с пятницы по воскресенье, а когда ушел на заслуженный отдых, они с супругой живут здесь с ранней весны до поздней осени, а порой наезжают подышать свежим воздухом и зимой. Здесь всем хорошо. Людмила Андреевна – фанат своей усадьбы, все в саду и на грядках цветет и колосится – глазу радость, душе услада. Много где бывал по работе Евгений Дмитриевич – в Иране, в Болгарии и других странах, во многих регионах, куда НИИ «Контрольприбор» поставлял оборудование для атомных электростанций, но, по его утверждению, лучше васильевских просторов не видел. Ему хочется, чтобы село не исчезло с карты Пензенской области, и чтобы, как раньше, люди по праздникам друг к другу в гости ходили, друзей привечали, а по субботам в баньках дымок курился и был легким пар…

-Побольше бы в селах таких людей как Ирина Николаевна Черняева и ее сподвижники, - говорит Евгений Дмитриевич. – На энтузиастах мир держится. А мы что? Как говорится, чем могли…

Страна – не сторона

На мемориале теперь всегда лежат цветы. Это им, Акимовым, Бубновым, Безверховым, Васиным, Князевым, Петруниным, Степиным, Сивачевым, Филиным… По алфавиту фамилии от А до Я.

Маленькая Васильевка прогремела на всю страну. В День Победы сюжет о ней появился на канале «Россия». А благодаря митрополиту Пензенскому и Нижнеломовскому Серафиму его смогли посмотреть и зрители православного канала «Союз». Ирина Николаевна Черняева стала персоной узнаваемой. Что бы там не говорили, а узелок завязался с ее подачи.

Общее мнение земляков в разговоре с корреспондентом выразил уроженец здешних мест Владимир Константинович Мысяков. В списке погибших за свое Отечество родной и двоюродный братья его отца, племянник отца, и он счастлив тем, что теперь они вместе.

– Мемориал стал украшением села, я не помню за последние 10-15 лет здесь событий такого масштаба. Маленькая инициативная группа сумела сделать большое и значимое дело, и теперь каждый, кто принял участие в этой народной стройке, может сказать: «Я тоже не остался в стороне!»

Ольга Сокова

Фото автора

 

Оставить комментарий