18 декабря 2018, вторник
Областные новости
10.12.2018
Иван Белозерцев распорядился представить планы массовых праздничных мероприятий, которые будут проводиться в декабре-январе на территориях городов и районов, в ходе оперативного совещания в правительстве Пензенской области в понедельник, 10 декабря 2018 года.

Яндекс.Погода

Праздники России

Яндекс.Метрика

Нет наркотикам

Свое дело

17.08.2017

В малых селах живут люди с большой душой

Вот и в Пензенском районе в списке отдаленных малочисленных сел числится четыре десятка населенных пунктов. В этом списке деревня Сосновка Краснопольского сельсовета находится на седьмом месте. По имеющимся данным,  там проживает семь человек. Чтобы узнать, как на самом деле обстоят дела сегодня, мы и отправились в гости в эту деревню.

 До свадьбы заживет

Буйно цветущее разнотравье явно говорило о том, что места здесь весьма удобные для занятий пчеловодством. И действительно, как только полевая дорога сделала крутой поворот направо, наша машина оказалась у дома, рядом с которым (буквально под окнами) расположилась пасека.

Трудяги-пчелы деловито сновали вокруг своих домиков. А хозяин сельской усадьбы Анатолий Кузьмич Урусов стоял у крыльца дома с табличкой «Улица  Подлесная» с высоко поднятой правой штаниной. По его ноге сочилась кровь. Оказывается, Анатолий Кузьмич только что вывозил с подворья навоз и нечаянно поранил ногу.

Его жена, Антонина Васильевна, тут же побежала к соседке – бабушке Анне Лавровой. Старушке уже под сто лет. На малой родине она живет только летом, да и то под присмотром дочки и внучки.

Внучка Ольга – медицинский работник. На просьбу о помощи соседу прореагировала мгновенно. И дядя Толя, вокруг которого она хлопотала, уже стал подтрунивать над своей случайной раной.

– Кажется, за свою жизнь все огни и воды прошел, а вот поди же, так неожиданно поранился. Но думаю, что до бриллиантовой свадьбы обязательно заживет…

В прошлом году Анатолий Кузьмич и Антонина Васильевна отметили свою золотую свадьбу. Тихо,  по-семейному. Хотя «на двоих» у них две дочери, сын, взрослая внучка, взрослый внук и две маленькие правнучки.

 «Заветы Ильича»

Интересуемся у Анатолия Кузьмича, о каких «огнях и водах» он упоминал.

– А вот я вам сейчас о своем житье-бытье расскажу, вы сами и решите, где огонь, а где вода!

Родился  я в селе Чунаки Малосердобинского района в самое неподходящее время – в марте 1942 года. Отец мой, Кузьма Петрович, на тот момент был бригадиром тракторной бригады в колхозе «Заветы Ильича». На фронт не взяли потому, что имел бронь и четверых детей. Но вскоре после моего рождения отца по доносу арестовали. Якобы он саботировал полевые работы. Дали восемь лет лагерей. И пришлось нашей маме, Анастасии Гордеевне, одной поднимать малолетних ребятишек. В то время она работала в том же колхозе дояркой. И если бы не помощь бабушек, то как удалось бы нам выжить, сказать трудно.

В 1948 году Кузьму Петровича из лагеря неожиданно освободили. Оказывается, через столько лет выяснилось, что донос на него был ложным. Кто-то  вспомнил, что у бригадира, который постоянно требовал соблюдать трудовую дисциплину, отец в 1937 году тоже был репрессирован, да так и сгинул в лагере в Кировской области. Сразу же после смерти Сталина и сына, и отца Урусовых реабилитировали. Жизнь в семье стала налаживаться. Анатолий учился хорошо. Окончил десять классов (в старшие классы пришлось ходить за восемь верст не только в соседнее село, но даже в соседний район).

Перед срочной службой в армии успел год поработать  в колхозе учетчиком, комбайнером. А на призывной комиссии Толю Урусова военком обрадовал:

– По состоянию здоровья и по уровню подготовки ты вполне пригоден для службы на флоте!

 «Анкетная отрыжка»

Вот так на целых четыре года сельский паренек оторвался от родного берега. За время службы на Балтфлоте радиометрист Анатолий Урусов дослужился до старшины первой статьи. А в запас ушел младшим лейтенантом.

Повидавший жизнь моряк решил перебраться из села в областной центр. Десяток лет он проработал наладчиком в автоматном цехе Пензенского часового завода. Здесь же трудилась сборщицей и жена Антонина.

Но однажды в широком кругу рабочих член партии КПСС Урусов высказался с критикой цеховых недоработок – почему-то браку стало много. Начальство начало цепляться: мол, что ты себе позволяешь?

Один старший товарищ по работе, бывший фронтовик, посоветовал: «Лучше уйди. Заклюют!»

Помня о своей «анкете», передовик производства решил с завода уйти. Пошел работать в Домостроительный комбинат. Да так там и проработал до пенсии в должности бригадира плотников.

 В поисках потерянного рая

Ну а с выходом на пенсию решил реализовать свою давнишнюю мечту – переехать куда-нибудь в село да развести пчел!

Дед по материнской линии – Гордей Карпович – был потомственным «пчеляком». Тоже когда-то в колхозе плотничал. А дома имел пасеку в два десятка пчелосемей.

И  Анатолий к пчеловодству с детства потянулся. До армии в окрестных лесах ставил  ловушки для роев. Удалось за сезон поймать восемь роев.

Только что их обустроил – взяли на флот. Отец пчел побаивался. Поэтому, когда Анатолий вернулся со службы, от его былой пасеки остался лишь один улей. Вот этот улей он и забрал с собой в Пензу.  В то время на улице Пятый проезд Виноградова еще можно было держать хозяйство. Но вскоре на пчел «напал» клещ. А тут работа, семья… И стало не до пасеки.

Гены пчеловода напомнили о себе сразу же после выхода на пенсию –Анатолий Кузьмич купил четыре пчелосемьи. Встал вопрос, где их содержать. От знакомых узнал, что в деревне Сосновке по приемлемой цене можно купить домик.

Как только приехал в Сосновку, понял, что нашел свой рай, о котором раньше и не мечтал. Стал этот рай обустраивать под свои нужды. Построил для пчел омшаник, себе с женой – баню. Ну и помещения для разведения живности – коров, бычков, коз, птицы.

Со временем довел свою пасеку до 50 пчелосемей. В минувшую зиму часть пчел  из-за неблагоприятных погодных условий погибла. Но потомственный пчеловод не унывает: «Было бы здоровье, а пчел развести не проблема».

И действительно,  ульи он делает сам. Окрестная природа – лучше не придумаешь. Не зря же в Сосновке кроме Урусовых пасеку имеют еще несколько дачников.

Но как только медосбор кончается, они уезжают «зимовать» в город.

 

Хлеб всегда свежий

А Урусовы вот уже 15 лет как «не выездные». Жилье в городе имеется, но как оставить без присмотра скотину? Сейчас у них из живности коза Белка, два козлика, собака Альма, куры… Корову пришлось продать четыре года назад – занедужила тогда Антонина Васильевна, вот и пришлось отказаться от кормилицы.

О  цивилизации в Сосновке напоминают лишь опоры электросетей. Так что телевизор – это связь с миром. Телефонная сотовая связь тоже имеется. Газет здесь не читают, потому что почтальон сюда не доходит.

О том, как организована медицинская помощь, мы уже рассказали. Газ только сжиженный, баллонный. Вода для питья – родник в 500 метрах. Зимой добираются до него  на лыжах. Топливо для печки – из леса. Лесники сами просят убирать сухостой. А для хозяйственных нужд – вода из колодца.

Хлеб свой, всегда свежий. Купили электрическую хлебопечку – и горя не знают.

Ну а сладости тоже всегда свои. Анатолий Кузьмич мед любит до сих пор. А он в здешних местах и впрямь целебный – с разнотравья. Поэтому с продажей излишков проблем нет: клиентура сложилась уже давно, о своих заказах напоминают загодя.

 Хранители Сосновки

Свой деревенский рай Урусовы хорошо оснастили технически. Есть автомашина ГАЗ-469, телега. Сено косит бывший моряк бензокосилкой. В случае обрыва электролинии во время «штормов и бурь» Кузьмич может и сам исправить поломку – с разрешения энергетиков отключает трансформатор.

Летом в Сосновке проживает пять – семь семей дачников. А зимой здесь живут только Урусовы.

– Как только уедем отсюда, так сразу же и пропадет Сосновка, – сокрушаются Анатолий Кузьмич и Антонина Васильевна. Все разворуют. В прошлом году у нас в деревне уже пытались один дом обворовать. Но мы отстояли. Собака вовремя залаяла.

На прощанье мы спросили у Анатолия Кузьмича, какой профессиональный праздник для него главный.

– Начинаю отмечать их с конца июля: День Военно-морского флота, затем –День строителя, а следом за ним – и Медовый Спас. Как видите, после такой сложной жизни праздниками я нынче не обижен.

Уезжали мы из Сосновки от Урусовых с чувством некоторой вины. Увы, далеко не каждый из нас возьмет на себя ответственность за продление жизни целой деревни!

Оставить комментарий